Врачи о коронавирусе.


upd.15.09.20

Глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что переболевший человек выделяет коронавирус до 90 дней. "Человек, у которого уже нет симптомов, у которого прекрасная кровь, все показатели, но вирус из носа он выделяет", — сказала Попова на заседании президиума РАН. "Наши наблюдения сегодня — до 48 дней, а за рубежом есть до 90 дней. Доктор медицинских наук, вирусолог Анатолий Альтштейн, отметил, что гарантий от повторного заражения, в том числе после вакцинации, нет: прививка лишь повышает шансы избежать инфицирования.

upd.24.05.20
Инфекционисты советуют.
Для защиты от вируса лучший вариант - одноразовая маска. При использовании многоразовых выше вероятность получить вторичную инфекцию. Многоразовые маски, сняв, нельзя надевать повторно, необеззаразив. Можно маску постирать, а затем прогладить раскаленным утюгом. Можно обработать паром и просушить. Лучше иметь при себе несколько масок в чистых отдельных пакетах, чтобы иметь возможность поменять защиту.

Что касается перчаток, предпочтение стоит отдать тканевым. Материалы, которые не "дышат" (полиэтиленовые, резиновые, нитриловые перчатки) вызывают эффект теплицы, кожа потеет, эпидермис разбухает и становится уязвимым для аллергенов, грибковых патогенов, бактериальных инфекций.

upd.17.05.20
Профессор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, вирусолог Анатолий Альтштейн объяснил действие антител при лечении COVID-19. ]В начале лечения подбирается антитело, обладающее наиболее нейтрализующим действием. Затем на его основе создается "коктейль" антител, который вводится пациенту. Подобный препарат "связывает" вирус и не дает ему проникнуть в клетки, поэтому они остаются защищенными. Этот метод эффективен только на ранних этапах развития болезни.

Главный внештатный патологоанатом министерства здравоохранения России Георгий Франк рассказал чем опасен коронавирус при сахарном диабете: «При коронавирусе у пациента очень страдают сосуды. Он бьет по внутренней стенке сосудов, уничтожая клетки выстилающие, так называемый дотелий, а он уже поврежден при сахарном диабете».

Эксперт Центра молекулярной диагностики CMD ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Михаил Лебедев рассказал, поможет ли закаливание в борьбе с вирусами, особенно в период пандемии. «Конечно, закаливание повышает возможность организма бороться с болезнями, но в определенных ситуациях этого недостаточно. ... если при инфицировании доза вируса будет достаточно высока, человек наверняка заразится. ... купание в открытых водоемах не несет риска заразиться коронавирусом, так как это респираторная инфекция, передающаяся воздушно-капельным и контактно-бытовым путями.», — сказал Лебедев в беседе с «Российской газетой».

upd.14.05.20
Федеральное медико-биологическое агентство сообщает, что у двух пациентов с положительным тестом на инфекцию COVID-19 появилась отрицательная динамика в виде (симптома) «острого живота», повышения температуры тела. Пациентам была выполнена диагностическая лапароскопия, в результате которой была выявлена картина асцита – наличие жидкости (серозный мутный выпот) в брюшной полости. Можно предполагать новый вариант COVID-19, протекающий с клинической картиной серозного перитонита.

Вероятно, воспаление брюшины при COVID-19 может возникать вследствие системного ответа на вирусную инфекцию, сопровождающегося массивной продукцией цитокинов, гиперактивацией клеток иммунитета и образованием циркулирующих иммунных комплексов, что может приводить к патологическим изменениям в микрососудах и асептическому воспалению некоторых серозных оболочек.
Источник:http://fmbaros.ru/press-tsentr/novosti/detail/?ELEMENT_ID=38766

upd.07.05.20
Доктор биологических наук, профессор Школы cистемной биологии Университета Джорджа Мейсона (США) Анча Баранова назвала места опасных скоплений коронавируса в городе.
Вирус в воздухе разбавляется, поэтому в больших помещениях, безопаснее, чем в маленьких. На улице безопаснее, чем в общественных помещениях, потому что там объем воздуха огромный и вирус довольно быстро разбавляется. Что не значит, что невозможно заразиться на улице. Просто риски гораздо меньше. А вот в общественном транспорте, например, в автобусе или метро, напротив из-за маленького объема воздуха риск заразиться повышается.

Лифт в подъезде стал одним из самых опасных источников повышенного заражения людей. Допустим, в лифт зашел носитель коронавируса. Проехал на лифте, и дальше лифт стоит. Но объем воздуха тоже стоит, этот вирус никуда не вытягивается. Через полчаса в лифт зашли вы, а там взвесь в воздухе, которая никуда не делась. Подъезд - опасное место, потому что там маленький объем воздуха. Однако пользоваться общей лестницей всё же безопаснее, чем лифтом.

Советник директора по научной работе ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора Виктор Малеев.
Даже при незначительном недомогании и небольшом повышении температуры тела стоит не тянуть, а сразу же обращаться к медикам. главные характерные симптомы COVID-19 - это резкое повышение температуры тела и отсутствие обоняния и осязания. Чаще и тяжелее заболевают люди, имевшие более продолжительный контакт с заболевшими, не соблюдавшие мероприятия по защите и дезинфекции, а также имеющие хронические заболевания органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, страдающие ожирением, с нарушением иммунитета, причем даже в молодом возрасте и при запоздалом обращении за медицинской помощью.

Важные факторы, на которые следует обратить внимание, - это наличие контакта с заболевшим, активное пребывание без защитных средств в местах, где более вероятно наличие заболевших (поликлиники, больницы, социальные объекты), контакт с недавно приехавшим из-за границы, присутствие заболевших в находящихся рядом с вами квартирах.

Главврач городской поликлиники № 3, кандидат медицинских наук Елена Самышина.
При отрицательном результате у пациентов могут присутствовать явные клинические признаки вирусной пневмонии. Мы полностью убеждены в том, что основным диагностическим критерием является КТ-диагностика, которая выявляет характерный симптом - «эффект матового стекла». Таким образом можно выявить одну из четырех стадий пневмонии, и в случае первых двух пациента отправляют лечиться на дом, а при третьей или четвертой - госпитализируют.

Из практики американских врачей.

- Доказанного лечения COVID-19 нет. Всё, что мы можем сделать, это дать им кислород. А если им станет хуже, то подключить их к ИВЛ. Болезнь непредсказуема. Умирают даже пациенты, которые не кажутся тяжело больными.

На ранних стадиях у нас люди умирали внезапно: пациенту приносят завтрак, разговаривают с ним, через пять минут приходят забрать посуду, а он уже мертв. Потом мы поняли, что у этих больных сильно сгущается кровь, образуются тромбы и они умирают от тромбоза лёгочной артерии. Мы это подозревали, потому что не так много вещей, которые могут вызвать внезапную смерть у в общем-то стабильного пациента. Поэтому, когда наша гипотеза подтвердилась, мы стали давать многим больным полную дозу антикоагулянтов, то есть препаратов, разжижающих кровь.

Все остальные инфекционные заболевания обычно протекают тяжелее у пожилых, чем у молодых. Поэтому у молодых, которые заражаются коронавирусом, есть ощущение ложной защищенности. А эта болезнь отличается тем, что она не жалеет молодых и здоровых. Я думаю, это связано с тем, что в ее течении большую роль играет именно иммунный ответ, а не сама инфекция. И так как у молодых иммунная система активнее, то она зачастую реагирует на вирус более активно, чем у пожилых. И, возможно, этим гипериммунным ответом можно объяснить то, что молодые порой переносят коронавирус даже тяжелее, чем пациенты в возрасте.

Есть еще факторы риска, которые мы еще просто не знаем. Например, генетическая предрасположенность, которая предопределяет тяжелое течение. Иначе пока сложно объяснить, почему у одного заболевание проходит абсолютно бессимптомно, а другой, со схожим набором характеристик, оказывается в реанимации. Болезнь непредсказуема. Умирают даже пациенты, которые не кажутся тяжело больными. Все время приходится быть в состоянии повышенной готовности.

Болезнь протекает коварно: вроде бы, идет на спад, а потом вдруг резкое ухудшение, это застало нас, медиков, врасплох. Во-первых, видишь, что пациенту лучше, снимаешь его с аппарата, а потом оказывается, что мы рано это сделали. Во-вторых, больные, которые сидят дома, начинают думать, что могут идти на работу. Особенно медицинские работники. Вроде неделю отсидел, стало лучше, значит можно возвращаться в строй. Но рисковать нельзя! Надо обязательно высиживать эти две недели дома.

Пульмонологи и реаниматологи заметили, что хорошо бы до интубации (интубация - введение эндотрахеальной трубки в трахею с целью обеспечения проходимости дыхательных путей) их класть на живот, чтобы провентилировать нижние и задние отделы легких, где потом и образуются затемнения. Туда и попадает вирус, и это вызывает серьезные затруднения.

Кроме того, мы заметили, что когда вирус начинает быстро размножаться, он быстро вызывает потерю контроля над сердечным ритмом и тонусом сосудов.
Поэтому теперь часто многие наши врачи, в особенности реаниматоры, не только переворачивают, но и дают специальные препараты перед тем, как их поставить на дыхательные машины. Эти лекарства повышают тонус сосудов. И таким образом, когда аппарат начинает работать, легкие открываются и вирус выбрасывает большое количество вазоактивных веществ, сосуды не расслабляются. И тогда у больного не снижается резко давление, и он лучше переносит эту процедуру.

- Тяжелое поражение легких – это основная причина смертности у ковид-больных, хотя у небольшого количества людей СOVID-19 воздействует на сердце и вызывает очень тяжелые сердечные проблемы. Мы видели случаи, когда у отправившегося от дыхательной недостаточности пациента начиналась сердечная недостаточность. И это часто было последней каплей в их тяжелой борьбе с вирусом.

Молодым и здоровым легче справиться с этим вирусом. Но у множества молодых людей, сильная иммунная система при определенных ситуациях создавала пациентам серьезные проблемы. Ведь системные инфекции – это не только сам возбудитель, но еще и иммунная система человека, на которую инфекция воздействует.

Мы обратили внимание, что присутствует «семейственность» вируса: он поражает родственников, которые даже не живут вместе и уж тем более старались не общаться во время эпидемии. Высока вероятность того, что восприимчивость к вирусу и тяжесть его течения может быть обусловлена генетически.